Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:54 

"Друг Богу, враг Миру "

stink-uinki
"Передайте русским: бросайте пить водку и начинайте принимать психоделические вещества! Идите в лес, поищите маленькие красные грибочки." (с) Рей Манзарек
Вот гордыня же была. А ведь не гордыня - человек действительно так себя ощущал. Король-ящереца, разлива 14 века, и море взять за шкирку, и с отрубленной головой десять шагов пройти.

На волне очередного персонажа - лоцмана Тиля Метцгера - влез в море по самые уши, вот вам эта история его словами.

1700 год, Вознесение. Борт голландского торгового судна «Персефона».
Карл Линдман ладит скрипочку – праздник все же. Хотя танцы «в половину» веселые будут – шкипер набожен не в меру, вместо выпивки проповедь поставил. (Ну чтоб честно сказать, зато всем на обед по куску солонины получше доставлось.)
Строит Линдман скрипку, а то вдруг заозорует. Вот заведет вроде песню. Молодым невтерпеж – пойдут плясать. Ханс Ван Остэн – малый отчаянный, двадцать едва, кровь гуляет. Такому что после девки, что после вахты сил на двоих еще достанет. То ж с ним пойдет плясать младший матрос Тиль Метцгер. Парень видный – на голову любого повыше, кудри льняные до плеч - да и не робкого десятка. За шапкой своей по реи сразу пошел, не поморщился, даром, что в родной Фрисландии небось выше коровий спины не залезал*.
Да только музыка оборвется вдруг – заскрипит у хитреца Линдмана под смычком струна, а то заворчит, как старая карга или завопит чайкой. Какие уж тут танцы! Да – как нарочно словно – вылезла откуда-то корабельная кошка, села подле Линдмана, послушала, послушала… да и сама запела. Этак мерзко: «И..э..э.э..». А Линдман и того мерзее на скрипочке в ответ мяукает: «У..э..э.». Потеха!
Молодому Хансу досадно – плюнул на палубу, пнул ногой кошку:
- Ну, твою музыку, Линдман. Эй, Тиль, Тиль расскажи лучше, что давеча рассказывал. Про того витальера**, что без головы ходил.
Метцгер оживился, даром, что по-фламандски еще с пятого на десятое.
- А ну брось, парень, не смей! Сегодня день святой, - это старый Ван Хутор.
Святоша дед не хуже капитана. Грамоте не обучен, а по всем морям таскает с собой старую, еще при испанцах в Антверпене тайно изданную, Библию на фламандском. Мол, пока Слово Божье с нами – не потонем. Но матросы – народ бедовый. Загудели – нет мол, пусть расскажет, давай.
Молодой Метцгер присел на бочку, приосанился, заговорил, мешая фризские и фламандские слова - ну, так кто чего не поймет ему после другие объяснят или сам додумает.
- Лет триста тому как, жил один смелый малый. Родом он был, одни говорят с северного берега Зильта, другие – с халлига***, который сейчас уже под воду ушел. А по имени его звали Клаус Штёртебекер. Как по своему двору ходил он по Северному и по Балтийскому морям, грабил ганзейские корабли. А в зимние шторма возвращался в родную Фрисландию, продавал за бесценок все, что награбил у купчишек – дорогие вина, пушнину, соль. За то бедный люд его любили.
Раз собрали гамбургские купцы против Штёртебекера и его молодцов настоящую флотилию, тучу целую военных кораблей. Выследили его ровно, когда тот под починку стоял – не уйти. И начался бой! Пушки палят, отчаянные ребята на абордаж лезут. Сам Клаус выскочил на палубу: «Божьи друзья, за мной!» и в драку. Но куда им против такой армады. Взяли в плен Штёртебекера и самых верных и смелых его товарищей, повезли в железной клетке на суд. Всю дорогу до Гамбурга простые люди выходили на дорогу и давали братьям-витальерам кто еды, кто денег. А привезли их в Гамбург – полна ратуша ганзейских купчишек набилась – завели отцы города суд. Приговорили всех за разбой к смертной казни. А Клаус Штёртебекер – смелый малый – и говорит: «Я над моими людьми старший, я их по морям водил. Меня одного и казните.» А они: «Нет тебе! Всем головы долой. А тебе первому.» Подвели их к плахе, причастили, а Клаус Штёртебекер и говорит: «Есть у меня последнее желание.». Ничего купцам не сделать – такой обычай. «Говори.» А он им: «Пусть тех из моих людей отпустят, мимо кого я мертвый пройду.»
Выстроили витальеров у плахи плотной шеренгой плечо к плечу, разорвал на себе Штёртебекер ворот рубашки, опустился на колени. Взмахнул палач раз топором - голова и покатилась… А Клаус вдруг встает с колен, разворачивается и идет мимо своих товарищей! Десять шагов он сделал мертвый, десять своих людей спас, прежде чем упасть и испустить дух.
Тиль растопырил в воздухе десять пальцев – чтоб уж все точно поняли, сколько своих друзей спас Штёртебекер, сколь далеко прошагал обезглавленным.
- А голову его после железным гвоздем прибили к высокому столбу, в память и назидание.****
___
* - со шляпой - традиционная шуточка над новичками
** - пираты Северного и Балтийских морей
*** - Зильт (вообще-то Sylt) – крупный остров у северноморского побережья современной Германии, халлиги - небольшие острова в Северном море, во время прилива полностью или частично скрывающиеся под водой. На самом деле Штёртебекер родился в городе Висмаре, на побережье Балтийского моря, а не в Северной-Фрисландии.


А вот вам Клаус Штёртебекер моими глазами.


Памятник в Гамбурге на месте казни (фотография 2005 года, сейчас его там уже нет)


Тот же памятник в ракурсе не учтенном скульптором :)


Череп пробитый гвоздем в музее Истории Гамбурга. А рядом крутят видиозапись как по этому черепу востанавливают лицо... ну громко сказать, что Штёртебекера, кто знает кого, просто фризского пирата. Смотреть интерестно но, когда уже в готовую "голову" начинают аккуратно крючком втыкать волосы - жутковато. Очень уж кожу черти реалистично сделали.


Фризский пират и его череп. :)

URL
Комментарии
2008-02-22 в 22:07 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Флэшбэк. Воспоминания брата и сестры Коллинз об их детстве и отрочестве.

Игроки: Peter Colins, Mary Moore

2008-02-22 в 22:08 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
4 февраля. Мастерская мадам Манон, белошвейки

День выдался - просто ужас какой-то.
Будто мало того, что ветер с моря свистел и завывал на улице так, что уши закладывало. Будто мало того, что мадам Манон (на самом-то деле, конечно, никакая не мадам - на свет она появилась все тут же в Белфасте, а крестили ее как Молли О'Грэди)... так вот, мадам Манон пребывала с утра не в духе, и за рассыпанные по полу булавки наградила Мэри полновесной пощечиной. Так в довершение ко всем этим неприятностям, сама Мэри с ночи захворала.
Голова кружилась, тело ломило, внизу живота тянуло и болело - забиться бы в уголок, да проспать день до вечера, и еще ночь до следующего утра. Пуще всего Мэри боялась, что не уследит да испачкает платье. Ладно бы свое, а то его ведь дала мадам - ох она и рассердится!..

Ах, Ева, праматерь людей, зачем согрешила ты, зачем дала яблоко супругу своему? За что страдать твоим дочерям до скончания веков? Ибо в муках рожают они детей, и каждый месяц в назначенный срок недужат, и слабнут, и стыдятся того, что с ними происходит. Хорошо еще, что с Мэри такое уже было не в первый раз - не маленькая уже, шестнадцать лет. Да и девочкой она об этих делах слыхала - спасибо матушкиной соседке шлюхе Сьюзен Рич, тетке доброй и сердечной.

Но здоровая ты или больная, а надо работать. К тонкому белью Мэри пока не допускали, а вот простыни и чехлы на одеяла она уже шила. Хорошая работа, чистая. Жаль только, что денег мадам пока ей платила совсем мало - в месяц набегало шиллинга три. Но не все сразу. То уже хорошо, что мадам с прошлого года стала приплачивать за работу, а до того только кормила да еще приговаривала: "Я тебя безвозмездно учу, по своей доброте, и ты об этом помни..."
Помнить-то Мэри помнила. Как о таком забудешь, когда каждодневно напоминают? Ну да что теперь старое ворошить. Достанется сколько ни то за готовое белье, и славно. Дайте только срок, сделается и она сама себе хозяйкой.
Только вот глаза, окаянные, закрывались сами собой и глядеть на шов никак не хотели.

2008-02-22 в 22:08 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Долговязый рыжий подросток, без шапки, в морской куртке и в парусиновых штанах, брел по улице по направлению к швейной мастерской "француженки". Он ежился от ледяного ветра (послал же Бог погодку!) и время от времени, выпростав из-под куртки ворот толстого свитера, пытался натянуть его до самого носа. Если бы не эти меры предосторожности, любой прохожий мог бы заметить здоровенный синяк на скуле парня.
К счастью, желающих гулять в такой дождь и ветер было немного.
Питер поднялся на крыльцо аккуратного домика с белыми стенами, красноватой черепичной крышей и зелеными ставнями, и дернул за шнур звонка. Резкий дребезжащий звук должен был оповестить хозяйку и работниц о приходе посетителя.

2008-02-22 в 22:08 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
По-французски Молли... то есть мадам Манон разумела не много: "бонжур", "оревуар", "мерси", да еще "месье" и "мадмазель". Поэтому при появлении клиентов хозяйка мастерской начинала коверкать слова, беспощадно делая ударения на последнем слоге, а еще, где могла, добавляла "лё". По ее мнению, это придавало заведению необходимый колорит и истинно парижский шик.

-Вы слышАть? К нам приходить лё посетитЕль! Жаннет, Жаннет, откройть!

Жаннет, первые пятнадцать лет своей жизни носившая имя Джейн, поспешила открыть дверь, и прыснула при виде Питера .

- Это не посетитель, это только Пит... эээ... Пьер, брат Мари.

- ПосетитЕль? Пьер? - внушительная фигура Молли-Манон появилась за спиной Джейн. Питера она знала, и обычно Мэри не возбранялось с ним поговорить. Но, на беду брата и сестры, день выдался неудачный.

- Никаких посетитЕль! Я не разрешать! Надо работАть! Потом, все лё встречИ потом.

Парадная дверь захлопнулась перед носом Питера. Шаги мадам стихли в отдалении, и тогда Джейн рискнула выглянуть в щелочку:

- Не вовремя ты сегодня, малыш. Мадам злая, как ведьма, у нее... - Джейн воровато оглянулась и прошептала: - у нее на ноге вскочил чирей от холода. Ты подойди с черного хода, а я вызову тебе Полли*.
__________
*Полли - ласкательная форма имени Мэри (серьезно)

2008-02-22 в 22:09 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Вот старая ведьма, - проговорил Питер и смачно сплюнул на крыльцо. Дженни уже собиралась закрыть дверь, но парень успел подставить ногу в тяжелом башмаке.

- Погоди, цветочек! Скажи мадаме, что миссис Колинз посылает ей французских печений да полфунта кофию.

В доказательство своей честности Питер оттянул карман куртки, и продемонстрировал молоденькой швее край свертка из вощеной бумаги.
И кофе, и печенье он только что стянул в бакалейной лавке, пока хозяин, принимая товар, возился в подсобке. Но мадам Манон было совсем необязательно об этом знать.

2008-02-22 в 22:09 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Миссис Колинз кого-то ограбила или получила наследство? - любезно поинтересовалась Джейн. Она не особенно хорошо знала Питера, но достаточно давно была знакома с Мэри, чтобы быть в курсе семейных дел своей товарки. - Ладно, сейчас кликну мадам.

В обращении с прекрасным полом Питер, несмотря на юные годы, кое-что смыслил. Пусть мадам приняла подношения без единого "мерси", пусть, не удостоив Питера даже кивком, затопала прочь по застонавшему полу - зато зеленая дверь с медной ручкой осталась открытой.

Мэри как раз зевала в своем уголке у окна над куском мадаполама - самозабвенно и громко, как зевают щенята.

2008-02-22 в 22:09 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Питер тихо подобрался к сестре сзади и, улучив момент, схватил ее руками за шею и грозно прошипел на ухо:

- Ни с места, несчастная! Кошелек или жизнь!

Он был от природы недурным актером и обладал чувством мизансцены, хотя никогда всерьез не задумывался о театре. По выражению их с Мэри отчима, парню "просто нравилось корчить из себя шута".

Одет: черная "морская" куртка с капюшоном из гладкой прочной ткани, напоминающей брезент, штаны из парусины (прообраз джинсов), под курткой - толстый свитер из овечьей шерсти. На ногах тяжелые башмаки, подбитые гвоздями. На шее медный крест на черном кожаном шнурке. В куртке и штанах множество карманов.
При себе: складной нож, моток бечевки, плитка жевательного табака, лакричная палочка, несколько медных пенсов, три или четыре ключа, один из которых подозрительно смахивает на отмычку, колода карт, и пачка открыток с голыми красотками.


2008-02-22 в 22:10 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Мэри не завизжала только потому, что выходка братца застала ее как раз на середине зевка - вместо того, чтобы завопить, она поперхнулась и закашлялась.

-Кххх..а... ты малолетний убийца, вот ты кто. Я тебя сейчас иголкой ткну и к простыне пришью!

Она оторвала руки Питера от шеи и гневно обернулась - бледная, глаза вытаращены, из подколотой косы вылетела пара шпилек.

2008-02-22 в 22:10 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Ох, напугала.., - рассмеялся Питер, очень довольный и своей выходкой, и произведенным эффектом. - Сейчас штаны намочу от страха.

В знак примирения он протянул ей раскрытые ладони:
- Ну ткни иголкой, ткни, ежели полегчает. Я же пошутил, сестричка. Может, угостишь меня глотком чая, а? На улице холод собачий, я продрог до костей.


Одет: черная "морская" куртка с капюшоном из гладкой прочной ткани, напоминающей брезент, штаны из парусины (прообраз джинсов), под курткой - толстый свитер из овечьей шерсти. На ногах тяжелые башмаки, подбитые гвоздями. На шее медный крест на черном кожаном шнурке. В куртке и штанах множество карманов.
При себе: складной нож, моток бечевки, плитка жевательного табака, лакричная палочка, несколько медных пенсов, три или четыре ключа, один из которых подозрительно смахивает на отмычку, колода карт, и пачка открыток с голыми красотками.


2008-02-22 в 22:11 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Еще бы не холод, - проворчала Мэри, уже готовая сменить гнев на милость - уж больно доверчиво брат протянул руки. Конечно, только потому, что знал - сестра никогда нарочно не уколет.
- Пойдем на кухню, бродяжка. Да поживее, пока мадам не увидела и не раскричалась.

В дверях кухни Мэри и Питер неловко затоптались - брат, щеголяя знанием хороших манер, пытался пропустить даму вперед, дама же не решалась повернуться к нему спиной - ну как платье испачкалось?.. Бедной Мэри казалось, что все вокруг замечают ее нездоровье. Живот нещадно болел, нос и даже рот полнились медным запахом крови.

Оффтоп: Извини, что отписала за тебя действие - но, по-моему, характеру Питера оно не противоречит?..

2008-02-22 в 22:11 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Голодному и озябшему Питеру скоро наскучило состязание в "жантильности", и он слегла подтолкнул сестру вперед:
- Только после вас, мисс!

После мокрой, продутой жестким норд-вестом набережной, и холодной мастерской кухня мадам Манон показалась настоящим Раем: пол натерт, пахнет корицей и кофе, в печке весело гудит огонь. На плите закипает медный чайник. Уютно горит лампа. На столе блюдо с чуть надрезанным фруктовым кексом.
Питер восхищенно присвистнул:
- Хорошо вы тут устроились! Может, и мне в портные податься? Или нет, я лучше сделаю предложение мадам Манон.


Одет: черная "морская" куртка с капюшоном из гладкой прочной ткани, напоминающей брезент, штаны из парусины (прообраз джинсов), под курткой - толстый свитер из овечьей шерсти. На ногах тяжелые башмаки, подбитые гвоздями. На шее медный крест на черном кожаном шнурке. В куртке и штанах множество карманов.
При себе: складной нож, моток бечевки, плитка жевательного табака, лакричная палочка, несколько медных пенсов, три или четыре ключа, один из которых подозрительно смахивает на отмычку, колода карт, и пачка открыток с голыми красотками.


2008-02-22 в 22:11 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Мэри рассмеялась - звонко, как колокольчик - и тут же поспешно оборвала смех, с опаской покосившись на дверь.

-Женись, братец, женись! Ох и хорошо заживешь с такой женушкой! Сейчас... налью я тебе чаю... - она достала с посудной полки собственную оловянную кружку, а из шкафчика, где постоянно проживавшие при мастерской помощницы хранили свои скромные припасы, вытащила краюху хлеба и кусок ветчины.

-Не смотри, не смотри на пирог, он не тебе и не мне. Вот, ешь.

Она отломила половину краюхи. Ветчины на корке оставалось совсем мало, даже для одного. Чтобы не пачкать ни ножа, ни рук, девочка просто отдала корку брату. В глазах Питера загорелись такие голодные огоньки, что Мэри чуть не заплакала от жалости к братишке - в нынешнем ее состоянии слезы были близко. "Чисто волчонок. Что украдет, то и съест. Провались пропадом этот Саймон, черти бы его утащили в пекло. Столько горя от него матушке и нам".

-Женишься на мадам, тогда и лопай ее пироги сколько влезет.

2008-02-22 в 22:12 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Как ни голоден был Питер, но обделить сестру, лишив скудного обеда, ему не позволила совесть.
Он выхватил из кармана складной нож и ловко разделил ветчину (точнее, то, что от нее еще оставалось) на две не совсем равные части:

- Вот, сестрица. Как это там в церкви в воскресенье читали: "Лучше угощение травяное, но с любовью, чем мясное, но с ненавистью..." Хотя я бы сейчас не отказался от отбивной из ляжки нашего достопочтенного отчима. И мне бы пошло впрок, точно тебе говорю.

Болтая с набитым ртом, он хитро поглядывал на Мэри:
- Ну а где же чай?

В кармане куртки у него была спрятана украденная из той же лавки плитка французского шоколада, но ему хотелось сделать сестре сюрприз, и он ждал, пока Мэри отвернется, чтобы незаметно положить плитку на стол.

Одет: черная "морская" куртка с капюшоном из гладкой прочной ткани, напоминающей брезент, штаны из парусины (прообраз джинсов), под курткой - толстый свитер из овечьей шерсти. На ногах тяжелые башмаки, подбитые гвоздями. На шее медный крест на черном кожаном шнурке. В куртке и штанах множество карманов.
При себе: складной нож, моток бечевки, плитка жевательного табака, лакричная палочка, несколько медных пенсов, три или четыре ключа, один из которых подозрительно смахивает на отмычку, колода карт, и пачка открыток с голыми красотками.

2008-02-22 в 22:13 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
При упоминании отбивной из ляжки Мэри улыбнулась, и улыбку эту можно было назвать какой угодно, но не доброй. К отчиму у нее были свои счеты. Сначала она считалась приходящей ученицей, но после некоторых событий буквально вымолила у мадам Манон разрешение поселиться при мастерской. О причинах, заставивших ее поступить так, она брату никогда не рассказывала.

- Будет тебе чай, погоди минуту.

Чайник как раз допел свою песенку. Очевидно, ему показалось, что его все забыли, он сердито зашипел и заплевался кипятком. Но Мэри ловко сняла его с огня и принялась готовить чай.

- Молока нет, уж извини, - сказала она, оборачиваясь к столу - и замерла при виде появившейся на столе как по волшебству плитки шоколада в яркой золотистой обертке, заклеенной облаткой с голубками.
В желудке у нее громко заурчало, рот наполнился густой тягучей слюной. Разумеется, девочка понимала, что купить эту плитку Питеру было не на что, и попала она к нему отнюдь не праведным путем. Но знала она и о том, что этот волшебный шоколад враз утихомирит голодное сосание под ложечкой. И после этого - наверное, наверное! - у нее сразу прибудет сил.

- Отломи мне половину, - сказала она сдавленно. - Сейчас налью и себе кружку.


2008-02-22 в 22:13 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Да на что мне девчачья еда, - широко улыбнулся Питер, очень довольный тем, что его добыча пришлась сестре по вкусу. - Я тебе принес. А то сидишь тут взаперти день-деньской, ни тебе в окно поглядеть, ни кофейку напиться.

Он отправил в рот остатки хлеба с ветчиной, придвинул к себе кружку и, обжигаясь, стал жадно пить чай. Но даже ошпаренный язык не остановил его болтовни:
- Ну вот, хорошенькая Полли, ты спасла своего братца от голодной смерти и от воспаления легких. Кхе-кхе (Питер притворно закашлялся)... И за этот милосердный поступок святой Савватий* послал тебе сладенького! Аминь!

И он перекрестился, скроив при этом такую благостную и постную рожу, что удержаться от смеха смог бы только каменный истукан.
____________________________________________________
*святой Савватий - очень своеобразный святой, покровитель воров, актеров и проституток.

2008-02-22 в 22:14 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Вот-вот, только святому Савватию ты и молишься, - смеялась Мэри. От горячего чая щеки у нее раскраснелись, дольки шоколада таяли во рту - ангельское лакомство, которое едят в раю только праведники, и вместе с ними, конечно, добрая, милая бабушка.

- Помолись деве Марии, пусть простит наши с тобой прегрешения. Святые небеса, до чего же вкусно. Тебе половина, и не спорь. Мне одной много.

2008-02-22 в 22:14 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Я деловой человек, я молюсь тому, кто мне помогает, - серьезно сказал Питер. - Ты ведь не хочешь, Мэри, чтобы твоего единственного брата упрятали в тюрьму?

Он отправил в рот кусочек шоколада и философически вздохнул:
- Мне вот о чем думается, хорошенькая Полли: почему Джинни -Длинный Нос, которая стянула пять фунтов у хозяйки, чтобы ее сыночек не помер с голоду, считается воровкой, а твоя мадама пьет кровь своих мастериц на завтрак, обед и ужин, но слывет честной женщиной? И знаешь что, Мэри... все эта чепуха насчет совести и добродетели... Это придумали богачи, чтобы половчее обирать нас. Я недавно в книжке прочел. Как это?

Парень сморщился и потер лоб, припоминая.

- Как это там?..Вот: "При норме прибыли в десять процентов капитал остается вялым. При пятидесяти процентах прибыли - он проявляет интерес. При ста процентах оживляется. И нет такого преступления, которого бы не совершил капитал ради прибыли в двести процентов." *
Каково, а? Полезную мне книжку дали в рабочем клубе. Сразу мозги на место встают.

_______________________________________________________________________
* Питер цитирует одну из статей Карла Маркса.
Маркс в описываемое время живет в Лондоне, где широко известен среди интеллигенции и образованных рабочих. Здесь были созданы его главные экономические произведения, в том числе "Капитал".
В 1864 г. Маркс организовал «Международную рабочую ассоциацию» (International Workingmen’s Association, позднее переименована в Первый Интернационал).

2008-02-22 в 22:14 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
- Ну до чего ж ты бессовестный, а? - возмутилась Мэри. - Где бы я была без этой мастерской? Коленки заголяла на панели? Я сейчас никто и ничто, шью как иглой ковыряю, а мадам Манон мало того, что меня учит, так еще и крышу мне дает над головой, и обед горячий каждый день. Вот прознает она, что ты такой дряни вредной набрался, и вышвырнет меня отсюда за то, что я тебя слушаю. Где там твоя книжка? Я ее сейчас в камин брошу!

2008-02-22 в 22:15 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Питер попятился: он никогда еще не видел сестру такой рассерженной.

- Но-но, полегче... Стану я при себе такую книжку держать, нашла дурака! Ты ж сама прекрасно знаешь, какова есть твоя мадама, вот и злишься от того, что я прав.

Про себя же он подумал, что на панели Мэри заработала бы куда больше, чем в мастерской, - хотя бы потому, что в Белфасте нет девушки милее, чем она. Но Питер Коллинз скорее умер бы, чем сказал подобное вслух. И не позволит кому другому хоть слово дурное сказать про его сестру... У него кулаки сжимались при одной мысли, что взрослые мужики в пабе за кружкой пива будут обсуждать Мэри, говоря о ней такие же скабрезности, как о Джинни Длинный Нос.

-Ничего, сестричка, - добавил он примирительно. - Потерпи еще немного. Вот скоро наймусь на китобойное судно, и все у нас пойдет иначе. Я тебя в шелк и бархат одену, и чтоб мадама на тебя шила, а не ты на нее.

2008-02-22 в 22:15 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
Коварство женских недомоганий безгранично - дочек Евы в дни хвори бросает то в смех, то в слезы. Несколько минут назад Мэри радовалась шоколаду и смеялась шуткам брата, а сейчас глаза у нее уже были на мокром месте, и она сама не знала от чего - то ли от мысли о своей горькой судьбе, то ли от нежности к брату, то ли от страха за него.

- Вот ведь какая я глупая, - сдавленно прошептала она, шмыгнув носом. - Ты у меня добрый, славный. Только не ругай мадам. Она водит знакомство с констеблем. Услышит тебя сейчас, рассердится, нажалуется - и загребет тебя мистер Твинкем в каталажку, да как начнет спрашивать: куда это ты ходишь, в какой клуб?.. Ты хоть осторожнее там...

Упоминание о клубе сильно встревожило Мэри. О делах Питера девочка имела смутное представление. За то время, пока она жила в мастерской, брат вымахал ростом выше нее, у него завелись какие-то свои приятели, и он готовился вступить во взрослую, непонятную мужскую жизнь, куда женщинам вход заказан. Когда они были детьми, Мэри не раз защищала братишку от побоев Саймона. Но если он попадет в беду в этом своем клубе, она будет бессильна его спасти.

2008-02-22 в 22:17 

- Да не волнуйся ты так, Мэри... - пробормотал Питер, хотя упоминание о констебле ему не понравилось. - Меня так просто не ухватишь, я скользкий, что твой угорь.

Он обернулся к двери, прислушался - нет, никто не собирается их потревожить; затем наклонился поближе к сестре и понизил голос:

- Насчет клуба, там все чисто: это тот самый, что открылся при судостроительной верфи*, на деньги мистера Планкета. Чтобы, значит, рабочие не просиживали штаны в пабах, а приходили на чай с сэндвичами в клуб. Слушали фисгармонию и назидательное чтение. Говорили о приличном. Раз в месяц бывают концерты, а по праздникам - танцы. Ну а худо ли? Наломаешься за день, в грязище да вонище, придешь в клуб - там чисто, тепло, чай наливают,
сэндвич дают... Сидишь себе, закусываешь; пастор ихний речи говорит, дамы-патронессы книжки читают. Смехота, да и только: "О пагубном грехе пьянства", или что-нибудь чувствительное. Дик...Дик...Диккенса, во как! Про этого, как бишь... Оливера Твиста!


Питер неожиданно засмеялся совсем мальчишеским смехом (обычно он говорил солидным юношеским баском):
-Я два раза ходил слушать. Вместе с Мерфи - он пастору сказал, что я тоже с верфи, разнорабочий. Ну а что? Я Мерфи часто помогаю с заклепками, особенно когда он с похмелья.... Ну а теперь я уж там примелькался, никто и не спрашивает. Дамы-патронессы меня жалеют, думают, я сирота. Оливер Твист, хе-хе... Откуда, думаешь, у меня были те конфеты с ванилью?
Так вот, о чем я начал-то - туда в клуб приходит один рабочий, из образованных. Раньше в Лондоне жил. Теперь на верфи мастером. Его зовут ...да неважно как, тебе незачем. В авторитете он большом у всех парней. И дамы-патронессы вокруг него так и вьются, так и вьются! Чего ж - оно и понятно, мужик видный, а они все как одна - старые девы. Во-от.

Питер отломил еще кусок шоколадки и отпил чая.
- Он и выговорил себе "кружок" - чтобы, значит, научные книжки читать интересующимся, про то, как лучше работать, и чтобы не пить. Ну ему и разрешили. А чего не разрешить? Сам не пьет, по девкам не ходит, работает сам и других умеет заставить. Вот в кружке этом он про Маркса и рассказал. И еще про это...забыл, как называется... ком... коммунизм, во! Это когда все равны, и у всех все общее, и нет ни хозяев, ни слуг - а все работают и друг с другом делятся. Я раз сказал Мерфи, чтоб не очень-то мне во все это верится - куда ж хозяева так вдруг денуться, кто будет всем добром распоряжаться и управлять? А Мерфи ответил, что я дурак сопливый и ничего не понимаю. И дал мне две книжки. Одну про капитал, другую про дик...дикатуру... диктатуру, во! Диктатуру пролетариата. **Ну эту я еще не успел прочесть.

Питер широко развел руками:
-Видишь, Мэри, есть вещи и поинтереснее швейной мастерской!

Одет: черная "морская" куртка с капюшоном из гладкой прочной ткани, напоминающей брезент, штаны из парусины (прообраз джинсов), под курткой - толстый свитер из овечьей шерсти. На ногах тяжелые башмаки, подбитые гвоздями. На шее медный крест на черном кожаном шнурке. В куртке и штанах множество карманов.
При себе: складной нож, моток бечевки, плитка жевательного табака, лакричная палочка, несколько медных пенсов, три или четыре ключа, один из которых подозрительно смахивает на отмычку, колода карт, и пачка открыток с голыми красотками.
________________________________________________________________________________
*Белфаст - крупнейший порт Ирландии,центр судостроения и машиностроения. Старинный район льняной промышленности.
В середине 19 в. в Белфасте вступили в эксплуатацию судостроительные верфи компании «Харленд энд Вулф», которые дают до 7—8% судов Великобритании. Здесь были построены такие суда, как «Титаник» и др. С судостроением в Белфасте тесно связаны судовое машиностроение, канатное производство и другие отрасли.
** Первая книга, на которую ссылается Питер - одна из многочисленных экономических статей Маркса о капиталистическом производстве, вторая - совместное сочинение Маркса и Энгельса "Манифест коммунистической партии", первый программный документ научного коммунизма, в котором изложены основные идеи марксизма (вышео в 1848 году).

URL
2008-02-22 в 22:18 

Аль Рисачев
Жизни лишь только до медных труб, дальше - легенда (с) О. Медведев
К сожалению, вторая страница не сохранилась.
А дайри - вот же, блин, не дают оставлять больше трех комментов в минуту и больше 20 комм. за 10 мин. Но я умный, я сменил имидж, стал Анонимом!

2008-02-25 в 00:54 

stink-uinki
"Передайте русским: бросайте пить водку и начинайте принимать психоделические вещества! Идите в лес, поищите маленькие красные грибочки." (с) Рей Манзарек
Алька, я тебя лю!!!!!!!
Копирую и бегу востанавливать.
Спасибо огромное.
ЗЫ Надеюсь, завтра увидимся.

URL
   

Ein armes Blut. Junges Blut.

главная